Евгений Шляхто: идет наступление эры цифровой медицины

Кластер "Трансляционная медицина" заявил о себе совсем недавно. Но так мощно, так зримо, что, кажется, он был всегда и без него не обойтись: объединяет семь крупных вузов Санкт-Петербурга, три научных центра, девять промышленных предприятий и Институт развития. Об этом обозреватель "РГ" беседует с генеральным директором Северо-Западного федерального медицинского исследовательского центра имени В.А. Алмазова академиком Евгением Шляхто.

Евгений Владимирович, была у вас в центре шесть лет назад. Да, он поразил своей мощью, огромными возможностями развития научных исследований и практического врачевания. Но тогда и речи не было ни о каком кластере. А сегодня Алмазовский центр стал инновационной площадкой развития новых медицинских направлений, нового содержания медицинского образования. Чем вызваны такие перемены?

Евгений Шляхто: Прежде всего тем, что огромные достижения медицинской и биологической науки не находят должного применения в практике врача. Это не только российская проблема. Это проблема мировой медицинской практики. Наука развивается стремительнее, чем ее реальные результаты. Вот и возникло направление, которое называется трансляционной медициной.

Евгений Шляхто: В ускоренном внедрении новейших технологий и лекарств в реальную практику. Принципиальное отличие трансляционной медицины - решение конкретных практических задач. Скажем, регенеративная медицина была открыта тогда, когда перед представителями фундаментальной науки, в частности перед химиками, была поставлена задача создать лекарства для лечения ожоговых больных. На первый взгляд, обычная житейская история. У врача ожогового центра был друг-химик. Врач ему рассказал, что очень сложно лечатся обширные ожоги. Вот придумали бы химики что-то более эффективное для закрытия ожоговых поверхностей у таких больных. И... Медики поставили задачу. Химики принялись ее решать. И решили: придумали лекарственные препараты на основе коллагена. После их применения не остается тяжелых рубцов. Так началась эра регенераторной медицины.

Так все просто? Врач попросил - химик сделал?

Евгений Шляхто: Напрасно иронизируете! Так по большому счету и должно быть: медик - заказчик, физики, химики, математики - исполнители заказов. И должна быть обязательно обоюдная заинтересованность, нацеленная на практический результат.

Но и раньше ученые приходили в клиники со своими предложениями и решениями...

Евгений Шляхто: Да. Но они не всегда приходились ко двору практического здравоохранения. Поэтому реализация конкретных предложений занимала порой десятки лет, требовала огромных финансовых затрат. А вызов сегодняшнего дня - созданное учеными внедрять быстрее и с меньшими затратами. Для этого необходимо объединение усилий. Формы такого объединения могут быть разными. Нами была выбрана форма кластера, которая предполагает сохранение юридической самостоятельности учреждений-участников, демократичность и гибкость управления. А кроме того, что чрезвычайно важно, - приобщение к данному процессу бизнеса. За счет этого и достигается инновационность. То есть без бизнеса полноценного кластера быть не может. Только сотрудничество с ним позволяет быстро внедрять научные достижения в медицинскую практику.

Кластер существует на деньги бизнеса? Бизнес в кластере заинтересован?

Евгений Шляхто: Кластер существует на деньги, которые все участники совместно или по одиночке вкладывают в реализацию того или иного проекта. Значительный объем средств приходит по государственному финансированию. Это и бюджетное финансирование каждого участника, и программа 5-100, и средства российского научного фонда. И, конечно, от бизнес-партнеров. В чем их заинтересованность? В том, чтобы производить современный конкурентоспособный продукт. Это касается лекарств, приборов, новых диагностических и лечебных технологий.

Примеры уже можно приводить?

Евгений Шляхто: Кластером создан и проходит сейчас испытания опытный образец малогабаритного автоматизированного масс-спектрометра. Прибор станет определять малые количества биомаркеров в пробах воздуха в режиме реального времени. Это позволит проводить неинвазивную диагностику сердечно-сосудистой патологии.

А так называемая цифровая медицина - это фантастика ?

Евгений Шляхто: Цифровые технологии становятся неотъемлемой составной частью практической медицины. Идет наступление эры цифровой медицины.

Чем цифровая отличается от традиционной?

Евгений Шляхто: Между ними не должно быть никаких противоречий. Цифровые, то есть информационные, технологии призваны помочь врачу в его повседневной деятельности, призваны освободить время для общения с пациентами, сделать медицину более эффективной и более доступной. Они должны помочь выбрать оптимальную стратегию в самых непредсказуемых ситуациях. Уже сегодня именно информационные технологии помогают в реализации концепции персонифицированной, индивидуализированной медицины.

Электронные записи, электронные истории болезни… Но пациент всегда ждет слов врача. И этому замены никогда не будет

Вот это ваше заявление лично мне греет душу. Потому что иногда просто страшно от нововведений - от электронных записей, электронных историй болезни, лечения на расстоянии...

Евгений Шляхто: Не надо этого бояться. Важно уметь выбрать из этого все увеличивающегося потока информации то рациональное, что на пользу пациенту. Но при этом пациент всегда от нас ждет прямого заинтересованного физического контакта, ждет слов врача. И этому замены никогда не было и не будет.

Сегодня в кластере создаются информационные технологии, которые помогают врачу в оказании помощи пациентам, например с острым коронарным синдромом. Эта ситуация требует мгновенных решений. И информационные технологии тут ко двору. Благодаря им можно быстро и очень точно рассчитать, куда направить пациента, где он получит самую эффективную помощь, какие ему лучше всего помогут специалисты.

И консилиум врачей собирать не надо?

Евгений Шляхто: В таких ситуациях можно без него.

Медицина будущего требует иной подготовки кадров. Согласитесь, новые условия предъявляют свои требования.

Евгений Шляхто: Полностью согласен. На пороге смена кадрового состава медицины. Будут востребованы специалисты по клеточной биологии, биоинформатике, робототехнике. Ни в коем случае не сами по себе, а в единстве с классическими специальностями. Именно кластер позволяет формировать научно ориентированную систему образования, готовить конкурентоспособных специалистов.

И тогда не надо будет отправляться за такими знаниями в Оксфорд?

Евгений Шляхто: Международный обмен, к счастью, есть и всегда будет важным инструментом получения качественного образования в соответствии с лучшими мировыми образцами.

Визитная карточка

Академик Евгений Шляхто родился в 1954 году. В 1977-м окончил Первый Ленинградский медицинский институт имени Павлова. С 2001 года возглавляет Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова.

Внес крупный вклад в развитие науки, подготовку медицинских кадров. Заслуженный деятель науки РФ. Лауреат Премии правительства Российской Федерации в области науки и техники за "Комплекс работ по созданию и внедрению в Российской Федерации современных методов диагностики, лечения и реабилитации больных хронической сердечной недостаточностью различного генеза".

Почетный член Европейского общества кардиологов, почетный член Американской коллегии кардиологов, член Американской ассоциации сердца.

Женат. У него три дочери и сын. Увлекается биатлоном и лыжами.